Tags: общественное

Сталинская экономическая модель в интерпретации Александра Галушки (о книге "Кристалл роста")

В последние две недели меня прямо-таки завалили просьбами прокомментировать выступления заместителя секретаря Общественной палаты Российской Федерации Александра Сергеевича Галушки, в которых он презентует книгу «Кристалл роста», одним из соавторов которой является.

Книга, как можно догадаться из названия, поднимает проблему модели экономического роста, подходящей для современной России. Отличием этой модели от множества других предложений является декларируемая преемственность со сталинской экономической моделью. Проще говоря, авторы заявляют, что проанализировали, как работала сталинская экономика, и выявили слагаемые успеха, причем читателя подводят к мысли, что эти слагаемые успеха, если их внедрить в современной России, позволят добиться сталинских темпов роста.

Сразу оговорюсь, что я не успел пока прочесть саму книгу, поэтому мой комментарий относится к выступлениям А. Галушки у Гоблина и на ПМЭФ. Я извиняю себя тем, что большинство интересующихся, скорее всего, тоже ограничатся просмотром интервью. Мало кто читает книги в эру ютуба. Впрочем, когда я закончу её читать, я, вероятно, дополню свою рецензию.




Александр Сергеевич выделяет пять слагаемых успеха:

  1. Планирование

  2. Использование зарубежных технологий и привлечение иностранных специалистов

  3. Директивное повышение эффективности (задания по внедрению новой техники)

  4. Денежная политика в духе модной ныне ММТ (доктрина «рост лимитируется только нехваткой физических активов, но не денег»)

  5. Предпринимательство (личные приусадебные участки и артели)

Я нахожусь в достаточно деликатной ситуации, поэтому считаю необходимым начать свой комментарий с дисклеймера и прошу считать дисклеймер неотъемлемой частью комментария.

Любые политические дискуссии, на мой взгляд, могут вестись в двух форматах: с противниками и с товарищами. Первый формат от второго отличается отсутствием полутонов.
Проще говоря, если мы спорим с националистами, неоконсерваторами, неолибералами, то «Сталин – великий вождь, а СССР – первое в мире социалистическое государство, и точка. А у вас негров вешают». Мне такое не нравится, но нельзя не видеть, что политическую ориентацию во многом выбирают сердцем, чувствами. Кто более пламенный оратор и задорнее мажет грязью оппонентов, за тем и толпа.
Второй формат спора (меж собой) имеет ценность, только если имеет полутона. Тут уже можно признаваться в ошибках, проблемах, нерешённых вопросах, уточнять признаки социализма и их наличие в СССР, рассуждать о феномене культа личности или об успешности воспитания нового человека, о проблемах преодоления товарности, трудностях прямого представительства, соучастия в управлении и т.п.

Так вот, для «внешнего пользования» книгу Галушки, на мой взгляд, следует приветствовать. В наших реалиях любое обсуждение сталинской экономики в позитивном ключе – это хорошо. Если вокруг неё возникнет дискуссия о том, точно ли успех индустриализации обеспечили именно эти пять слагаемых, то о таком результате и вовсе можно только мечтать. Книга хороша уже тем, что может простимулировать интерес к теме среди тех, кто раньше экономикой первых пятилеток не интересовался.

Но для «внутреннего пользования», полагаю, правильным будет указать на ряд дискуссионных моментов.

Первым делом, конечно, не могу не отметить, что презентация работает в русле популярной схемы «Сталин всё делал правильно, а Хрущёв пришёл и просто так, из личной неприязни (антикоммунизма, глупости и т.п.) всё сломал». Я этот взгляд считаю настолько упрощённым, что он становится прямо неверным. Сталинская модель, особенно в том виде, в котором она сложилась после войны, в четвертую пятилетку, базировалась на сильном внутреннем напряжении всех элементов. Госплан должен был прессовать министерства и предприятия внедрять новые технологии и более жёсткие нормы расхода ресурсов и трудозатрат, для этого сам Госплан должен был держать штат контролёров и постоянно играть в «кошки-мышки» с министерствами, которые, разумеется, на все лады пытались доказывать, что госплановские требования они не тянут. При этом никакие темпы не были достаточны. Когда планы 1946 и 1947 годов были перевыполнены, план на 1948 год был повышен. Предлогом для снятия Вознесенского с поста председателя Госплана стало то, что Госплан план 1 квартала 1949 года спланировал с ростом относительно ожидаемого исполнения 4 квартала 1948 года, а когда выяснилось, что факт 4 квартала 1948 г. превысил ожидаемое исполнение, Госплан не стал пересчитывать план 1 квартала 1949 г. Т.е. даже небольшое снижение темпов – преступление. К моменту смерти Иосифа Виссарионовича сталинская система – это система, в которой Госплан прессует министерства, министерства прессуют предприятия, а правительство прессует Госплан и время от времени расстреливает его председателей (два предшественника Вознесенского тоже были расстреляны). Да, административное давление подкрепляется экономическими стимулами, за новаторство и перевыполнение планов можно заработать очень приличные деньги, но эту систему начинают разбирать коллективно, не Хрущёвским самодурством, а коллективно, потому что она заставляет страдать всех участников. У супер-эффективной системы (промышленность после войны восстановилась за 3 года) не оказывается защитников.

Второй дискуссионный момент, который я не могу не отметить – это, конечно, тезис, что общественная система не важна, если указанные условия внедрить в любой стране мира, эту страну ждёт бурный экономический рост. Помимо административного принуждения и экономических стимулов значительным слагаемым сталинской системы были стимулы моральные, риторика, что мы все трудимся заодно ради общего блага и светлого будущего, а лучшие трудяги становятся знатными людьми, прославляются в газетах и ездят к Сталину в Кремль на приёмы. А согласятся ли работяги столь же самоотверженно впахивать на хозяев - вопрос. Боюсь, что без «идейной» компоненты набор условий для роста всё-таки будет не полным.  Ну и вообще, сейчас, насколько я понимаю, большинство экономистов скептически смотрят на универсальные рецепты роста.

Ну и наконец, про сами пять условий.

Я не считаю, что именно этот набор факторов являлся ключевым, но повторюсь, я был бы очень рад, если бы вокруг того, какие условия обеспечивали бурный рост, родилась дискуссия.

В 1955 г. накануне ликвидации в системе промкооперации работало 1,8 млн. человек, ими производилось 5,9% продукции промышленности. Немало, но все-таки остальные 94% продукции давала государственная промышленность.  Не тянет промкооперация на ключевое условие успеха.

Что до приусадебных хозяйств, то в интервью Гоблину на 23:20 Галушка говорит о них так, будто личных хозяйств не было, а в 1935 году их создали. «Людям дают до гектара земли, дают скот, 2-3 коровы, 2-3 свиньи…», – перечисляет он. В действительности государство крестьянам ничего не дарило. Некуда было прийти и получить положенные 3 коровы и 3 свиньи. Почувствуйте разницу между «государство даёт» и «государство разрешает завести». В 1935 году был принят «Примерный устав сельскохозяйственной артели», который просто упорядочил прежнюю практику, установив предельный размер разрешенного личного приусадебного хозяйства. В 1939 и в 1946 гг. выходили постановления, смысл которых сводился к борьбе с чрезмерно разросшимся личным хозяйством. То, что приусадебные хозяйства давали до половины (а в отдельные периоды – больше половины) сельскохозяйственной продукции – это проблема колхозной модели, а не её заслуга. Это означает, что огромные средства, которые государство тратило на сельхозтехнику и мелиорацию, давали мизерную отдачу т.к. колхозникам было тупо невыгодно трудиться в колхозном хозяйстве. По итогам 1950 г. колхозники тратили на общественные работы 73% рабочего времени и имели с этих работ 19,5% денежных доходов. На работу в государственных и кооперативных организациях, т.е. своего рода «отходничество», уходило 10% времени, и приходилось 19,4% доходов. Личные подсобные хозяйства отнимали 17% времени, но давали 46,1% всех доходов колхозников. То есть личное приусадебное хозяйство для колхозника было более, чем в 10 раз выгоднее общественного. Это не было ставкой Сталина на предпринимательство, а являлось результатом низких заготовительных цен и инструмента обязательных поставок. Проще говоря, государство по обязательным поставкам получало с села необходимый минимум продуктов по символическим ценам, гарантируя города от голода, а если у колхозников после этого оставались силы на личное хозяйство, государство просто этому не противилось.

Заимствование передовых технологий и приглашение лучших специалистов и планирование – это, конечно, хорошо, только вот с авторами идеи опять возникает путаница. Галушка говорит, что сталинскую модель придумали Карл Баллод и В. И. Гриневецкий. Точная цитата на 1:30:15 "описание этих работ, которые по сути протомодель, прототип такой экономической организации, такого экономического устройства – он там изложен. Причём у Баллода обоснован, а у Гриневецкого очень структурно инженерно описан". Это просто неверно. Баллод сделал расчет для Германии нулевых годов ХХ века, показав, что уже с тем развитием производительных сил бедность можно искоренить, если распределять продукцию по социалистически и вести хозяйство планово, а Гриневецкий наметил основные задачи реконструкции промышленности, но не механизм реализации этих задач. Того и другого использовали для заимствования технико-экономических идей. Книги и того, и другого есть в интернете, можете проверить.


Галушка говорит, будто бы Баллода и Гриневецкого в числе авторов советской плановой модели в 1930 г. называл сам Кржижановский, первый председатель Госплана. Но у Кржижановского эти двое именно что упомянуты. Причём упомянуты не в контексте практик пятилеток, а в контексте плана ГОЭЛРО, который составлялся ещё в 1920 году. Цитата: «Но опыт прошлого должен был быть основательно изучен, и недаром основные сотрудники ГОЭЛРО должны были знать и работу Атлантикуса — «Государство будущего» и основную работу проф. Гриневецкого — «Послевоенные перспективы русской промышленности». Недаром часть этих работников была из числа сотрудников проф. Кирша, давшего свою концепцию борьбы с топливным кризисом.
Однако ни Баллод (Атлантикус), ни Гриневецкий готовыми образцами не являлись. Баллод дал много интересных технических подсчетов, но это был типичный бюрократ планирования, воображавший, что фактический переход к социализму может быть рожден из премудростей господ профессоров и техников на подобие того, как по греческим сказаниям некогда Венера рождалась из пены морской.
Он рассказал нам любопытную сказку о возможностях социализации в Германии, но он не имел ни малейшего представления о том, каким образом эту сказку возможно превратить в быль. Правда, эта сказка была основана на хорошем, глубоком исследовании фактических возможностей, связанных с прогрессом техники XX века. Но Баллод чужд понимания революционной диалектики событий, правильной оценки наиболее мощного рычага культуры — рычага пролетарской диктатуры. Это было для бывшего протестантского пастора книгой за семью печатями».

Кржижановский не зря пишет, что Баллод рассказал «сказку», ничего не сообщив о том, как описанное превратить в быль. Александр Галушка упоминает балансы как основной инструмент планирования и задания по внедрению новой техники как основной инструмент стимулирования прогресса, но не говорит, как это реализовать. В те годы планы были директивными, т.е. обязательными к исполнению, советские плановики подчеркивали, что эта директивность базируется на общественной (государственной) собственности на средства производства. Сейчас подобное можно реализовать через механизм госзаказа и через государственных представителей в советах директоров госкорпораций, конечно не в масштабах всей экономики, и в объемах того самого госзаказа. Но это моё предположение. Хотелось бы, чтобы авторы представили своё видение механизма реализации, а то планов, оставшихся на бумаге, у нас уже очень много.

Переходим к денежной системе. Александр Сергеевич очень сжато говорит о кредитной реформе, результатом которой явилась двухконтурная денежная система и дешёвые длинные инвестиционные деньги. В книге это тоже один из самых маленьких разделов, всего 5 страниц. Авторы пишут: «В результате кредитной реформы безналичные деньги становятся для экономики неограниченным, но строго целевым и строго контролируемым ресурсом…», что якобы создает возможность для быстрого роста капиталовложений. При этом страницей ранее авторы отмечают, что первичной является «физическая» осуществимость проектов, но почему-то не делают вывода, что для роста капвложений по этой логике все-таки главным является не неограниченный объем денег, а достаточное количество стройматериалов, строительных рабочих и оборудования. Если чего-то из физических активов не хватает, чтобы закрыть дыру работников приходится стимулировать активнее работать дополнительными выплатами, и «безналичные» деньги таки перетекают в наличный оборот, хотя бы частично. В первую пятилетку для сдерживания инфляции пришлось ввести нормированное снабжение по карточкам, чтобы рабочие хотя бы необходимый минимум продуктов могли покупать по фиксированным ценам, а не по взлетевшим рыночным.
Двухконтурная денежная модель ограничивает возможность пустить «строительные» деньги на зарплату, создаёт преграду для обналички. Сейчас в бюджете все деньги идут по своим целевым статьям, так что можно считать, что в современной России в бюджетной сфере многоконтурная денежная модель. Но, как мы видим, сама по себе она условий для дешёвого инвестиционного финансирования не создаёт.
Вообще в этом разделе на мой взгляд допущена определенная путаница, смешаны кредитная реформа, вопросы финансирования капвложений и та самая двухконтурность. Кредитная реформа 1930-1931 гг. в действительности заключалась в запрете предприятиям использовать векселя и коммерческие кредиты друг другу, чтобы всё финансирование шло только через госбанк либо через бюджет. Т.е. это про лучший контроль за финансами предприятий, а не про бесконечные деньги.
Вообще идея, что если за целевым использованием инвестиционных кредитов хорошо следить, можно увеличивать их объем до сколь угодно большого размера, дискутируется в России ещё с 1990-х годов, её приверженцем является Глазьев. В действительности, насколько могу судить, это скорее приведёт к тому, что физических ресурсов для строительства не хватит, и у вас по стране окажется куча недостроев. Что-то подобное происходило в позднем СССР.

Интересно, что про «бесконечные деньги» говорят и критики СССР, только они как раз считают это проблемой. Я год назад разбирал видео Crimsonalter на эту тему https://vas-s-al.livejournal.com/869692.html По ссылке есть не только мой разбор, но и коллективная статья группы экономистов во главе с Кудриным, аргументированно возражающих Глазьеву.

Подобные же неточности есть и в изложении демонтажа сталинской модели. По словам Галушки, фонд директора просто отменили одним постановлением СМ СССР от 18 мая 1956 г. №660, которое отменяло ещё кучу других нормативно-правовых актов.
В действительности этот документ не отменял фонд директора, а признавал утратившим силу довоенное постановление о нём т.к. 9 августа 1955 г. вышло постановление СМ СССР «О расширении прав директоров», которым фонд директора был преобразован в фонд предприятия для улучшения культурно-бытовых условий работников и совершенствования производства. Но тогда прежнее постановление о фонде директора отменить забыли. Сам фонд под новым названием продолжил существование.

Перечисленные неточности наводят меня на мысль, что авторам было не так важно разобраться, как работала сталинская система, сколько презентовать идеи для сегодняшнего дня. Действительно, когда у вас два слагаемых успеха из пяти – про частное предпринимательство и дешёвые кредиты, да к тому же вы обещаете читателю, что не нужно ни идеологии, ни национализации – это подкупает современного мелкого буржуа, не так ли?

Все великие религии начинались с того, что их основатели (Иисус, Мухаммед, Конфукций и т.д.) говорили, что они не создают новую религию, а лишь освобождают старую от чуждых наслоений, возвращают изначальный смысл прежним заповедям. Если Александру Галушке с соратниками удастся на указанных пяти принципах запустить в России бурный экономический рост, то будет уже не так важно, насколько это похоже на принципы работы сталинской модели. Я искренне желаю им успеха.

Дополнительные материалы
Журнал "Плановое хозяйство" со статьей Кржижановского к 10-летию плана ГОЭЛРО https://disk.yandex.ru/d/1CfwKXfCBILWBA
Гриневецкий В.И. - Послевоенные перспективы русской промышленности 1919 https://disk.yandex.ru/d/U06uAhGFEHpch
Гриневецкий В.И. - Послевоенные перспективы русской промышленности 1922 https://disk.yandex.ru/i/kX2bPDqv6RnrKg
Баллод Карл (Атлантикус) - Государство будущего. 1906 https://disk.yandex.ru/d/rFuOHp2SeSLJow
Баллод Карл (Атлантикус) - Государство будущего. Изд. 2-е, перераб. 1920 https://disk.yandex.ru/d/4AHIzi44YQU1iQ
Блюм А.А., Берлацкий Б.М. - Кредитная реформа в вопросах и ответах 1930 https://disk.yandex.ru/d/dHBfgzRLKXkhh
Бадирян И.З. - Методология планирования https://disk.yandex.ru/d/WlIIiMOC5Z_Xw
Струмилин С.Г. - Планирование в СССР https://disk.yandex.ru/d/5WRO7mWU5B4fG

UPD! Важное дополнение!
Александр Сергеевич быстро отреагировал на мою рецензию и через своего соавтора Артура Камиловича попросил подчеркнуть, что любая устная презентация большой идеи неизбежно требует определенного упрощения. В книге описанные слагаемые успеха прописаны более глубоко и комплексно. Книга будет выложена на сайте https://crystalbook.ru/ после официальной презентации, которая немного откладывается из-за ковида.
Поэтому я хочу ещё раз подчеркнуть, что мои комментарии относились именно к сжатым устным выступлениям, и действительно стоит дождаться появления текста книги в открытом доступе, чтобы полнее оценить замысел авторов.
Пользуясь случаем хочу поблагодарить Артура Камиловича за предоставленный мне бумажный экземпляр книги.

Заметки об исторической политике в Турции

В марте я съездил в Каппадокию. Поездка была велосипедной с элементами пешего и культурно-познавательного туризма, у нас был целый один экскурсионный день, но небольшого общения с турецким гидом хватило, чтобы заметить некоторые любопытные особенности, восходящие, видимо, к исторической политике в Турции.

Поскольку мы смотрели церкви 5-11 веков, римские руины и скальные деревни ещё более древних времен, рассказ гида тоже как бы «обнимал» всю историю Турции, перескакивая через эпохи.

При упоминании троянской войны гид сказала, что поражение в ней было первым столкновением с Европой, а победа под Галлиполи была вторым столкновением с Европой, когда турки отыгрались за первую встречу.

Надеюсь, не надо объяснять, что возводить современных турок к троянцам мягко говоря некорректно, между троянской и первой мировой войнами было ещё множество столкновений народов Малой Азии с народами Европы, с разным итогом, победа под Галлиполи принципиального влияния на ход мировой войны не имела и Османскую империю от поражения не спасла, и вообще за пределами Турции большинство людей о ней не слышало.

Но в победе под Галлиполи впервые ярко проявился полководческий талант Мустафы Кемаля, впоследствии Ататюрка, что послужило ему трамплином в политику. Видимо, идея, что Галлиполи – это реванш за Трою – дело рук кемалистов.

Также примечателен был рассказ про Александра Македонского. Якобы тот, дойдя с войсками до Индии, проникся индийской культурой и понял, что надо не насаждать везде эллинизм, а устроить микс культур Запада и Востока, но был отравлен за эту идею своими менее открытыми миру генералами. Тут, конечно, явно прослеживаются нотки чувства неполноценности своей культуры, желания найти какие-то исторические примеры, что культура востока (а значит и турецкая) не хуже западной, и лучшие западные умы это понимают.

Если рассказ про Турцию отметился вышеописанными несуразностями, то рассказ про историю христианства в Каппадокии меня приятно удивил своим нарочитым материализмом. Я уважаю церковную архитектуру и считаю церковные ценности важнейшим вкладом в культуру, достойным изучения и любования. Но в России по монастырям мне ездить неприятно из-за приторно-сладкого тона большинства экскурсоводов, которые всю поездку кормят тебя духовностью и чудесами, пока они не полезут у тебя из ушей. В Турции рассказ про утверждение христианства был начисто лишён этой слащавости. Вот запомнившиеся мне трактовки:

Превращенный в музей монастырь под Гёреме функционировал по уставу святого Василия (жил в IV веке), который свой сан получил как раз за реформу монастырских уставов.
IMG_4105 small

До него монастыри устраивали в пустошах вдали от мирских поселений, а монахи занимались почти исключительно молитвой, питаясь чем бог пошлёт. Василий потребовал строить монастыри рядом с поселениями, заниматься хозяйственной деятельностью и в трудные времена поддерживать мирян. В монастыре под Гёреме даже сохранилась трапезная конвейерного типа, где нон-стоп кормили нуждавшихся.
20210307_102702 Panorama
Эти изменения, разумеется, привели к тому, что монастыри стали богатеть (ради Господа надо работать максимально усердно и вдобавок бесплатно), а миряне стали их любить гораздо больше, чем раньше.

С разделом Римской империи на две половины перед Константином и Еленой встал вопрос, как управлять восточными землями. Их населяло множество народов, у которых не было ничего общего, кроме христианства. Чтобы понравиться местной знати и тем самым упрочить свою власть, Константин и принял христианство.

С дальнейшим ростом богатства церкви её влияние стало беспокоить знать, которая постаралась ограничить темп роста богатств с помощью движения иконоборцев. Какое-то время шла кампания, что церкви не нужны такие дорогие фрески, иконы, оклады, культовые предметы и т.п. Кампания шла в 9 веке всего 70 лет и закономерно закончилась провалом, но этого времени хватило, чтобы уничтожить более древние росписи, поэтому в церквях 6 века можно видеть росписи самое раннее 11 века. При этом не сказать, чтоб иконоборцы агитировали вообще за голые стены. Но вместо «комикса» со сценками из жизни святых они пытались рисовать абстрактные идеи. Например, самоповторяющийся орнамент символизировал идею бесконечности бога.
IMG_4192 small
Мне эта мысль «рисовать абстракции» кажется очень, очень интересной, я уже месяц прошу жену найти мне что-нибудь по этой теме. Но малограмотным прихожанам абстрактное искусство закономерно было менее близко, чем «комиксы» с чудесами святых.

Волны почитания Девы Марии наша экскурсовод тоже объясняла экономическими причинами. По её словам, её культ особую силу имел, когда христиане были гонимы, т.е. до принятия христианства Римом и после завоевания Каппадокии мусульманами. Мать, защищающая дитя, должна была защитить «детей церкви» от невзгод.

Святой Варваре была посвящена одна из церквей монастыря. Отец запер её в доме, когда уехал на административную должность в Рим, а вернувшись узнал, что дочь взаперти приняла христианство, за что полагалась смертная казнь. Чтоб сохранить свою репутацию, отец лично вызвался убить дочь, за что был сам убит молнией. Удивительным образом Варвара с такой судьбой стала защитницей от морских бурь. Экскурсовод отметила, что это – один из примеров когда святые достаточно рандомно подменяли языческих божеств т.к. у кого-то просить помощи хотелось, а поклоняться старым божествам после принятия христианства не дозволялось.

Я жалею, что не удалось послушать рассказ экскурсовода про какую-нибудь мечеть. Интересно, про ислам в Турции рассказывают так же материалистично?

Топор холодной войны в истории СССР (о статье Kristy Ironside)

Хочу поделиться огорчением от прочтения статьи Kristy Ironside - Stalin's Doctrine of Price Reductions during the Second World War and Postwar Reconstruction https://disk.yandex.ru/d/tGvnJmCFQ5IAig

Наши патриоты (в т.ч. красные) по большей части пока не дозрели до самостоятельных исторических исследований, а кто дозрел - те часто, к сожалению, гонят тупую пропаганду, видимо стараясь перекричать пропаганду противника.

Послевоенное снижение цен всегда было одним из сильных шагов советской власти, тем удивительней, что я не нашёл отечественных приличных работ, проливающих свет на причины этой политики и причины отхода от неё позднее.

К сожалению, читать о нём по-русски нечего (я, по крайней мере, специальных статей не встречал). С другой стороны, есть статья  Kristy Ironside четко по теме. Хочу отдать должное канадской исследовательнице: само по себе то, что она выучила русский, приехала в Россию и написала статью на тему, до которой не дошли руки у русских историков - достойно уважения.

Она решила описать тему с запасом, начав ещё с введения карточек в первую пятилетку. И прилежно осветила основные изменения в ценовой политике - в целом известные, но, скажем так, не слишком известные: карточки в первую пятилетку ввели, в 1935 году отменили, потом опять в 1941 году ввели, в 1947 отменили, с 1948 по 1954 годы семь раз снижали розничные цены. Но как она их комментирует!

Ввели карточки - плохо: поддерживаем спекуляцию. Отменили карточки - плохо, многие рабочие по ним покупали товары задёшево. Хотели снижением цен в государственной торговле снизить цены на колхозном рынке и не снизили - лохи, не умеют управлять рынком. Хотели снизить и снизили - лохи, теперь все покупают на рынке, а в государственных магазинах не покупают.
Повысили цены - плохо, снижается уровень жизни. Понизили цены - плохо, ведь понижали потому, что происходило затоваривание из-за изначально высоких цен. И вообще мало снизили, могли бы и побольше снизить!

Ну т.е. вообще любой шаг советского правительства в области ценовой политики подаётся с позиций "чем он был плох".

Статья вышла в 2016 году, а такое чувство, будто в 1956 году.
Вроде уважаемых западных профессоров уже не пугают маккартизмом, а привычка осталась.

В моём негативе, конечно, есть элемент "за державу обидно", но он не главный. Привычка рассматривать любое решение Советов исключительно негативно очень мешает тому, чтоб что-то действительно понять. "Орки - они и есть орки. Кащей бессмертный злой потому что злой". Вот это грустно. В результате о причинах выбора именно такой политики статья не сообщает ничего. О причинах отхода говорит скупо.

В целом статья полезна как сжатый обзор основных событий, относящихся к ценовой политике в СССР в 1930-1950-е гг.
Мне грустно, что статья могла бы быть глубже, если бы Кристи меньше осуждала и больше старалась бы понять причины той политики.

UPD: Я считаю, что в первоначальной редакции своей рецении был слишком строг к Кристи. Исследовательница из зарубежья выучила русский и написала статью по теме, которую до сих пор мало осветили русские историки. Это достойно уважения, а уважение я, увлеченный критиканством, не высказал. Считаю, что был неправ. Кристи закрывает дыру, которую должны бы закрывать отечественные историки, и хорошо, что хоть кто-то занимается такой темой. Меня огорчают её исключительно критические оценки, но главным образом тем, что на мой взгляд они вредят статье.

Ответ Борису Юлину про советское мясо и как правильно Сталина любить

На днях на канале «Простые числа» вышел мой ролик о причинах повышения цен на мясо и масло в 1962 году, приведших к рабочим волнениям в Новочеркасске. Ролик, понятное дело, был приурочен к выходу фильма А. Кончаловского «Дорогие товарищи».

Ролик пока что является самым популярным из всех моих видео, зрителям он в целом весьма понравился, но, разумеется, нашёлся небольшой процент отбитых сталинистов, которые роликом оскорбились.
Оскорбило их главным образом то, что я не стал валить всё на волюнтаризм Хрущёва, а показал, что частично кризис в сельском хозяйстве был вызван политикой Сталина.

Препираться с анонимусами – идея странная, но один критик вроде бы даже имеет определенный вес в тусовке. Борис Юлин обвинил меня в жульничестве и даже стал толсто намекать, что у него есть влияние заставить «Простые числа» убрать мой ролик с эфира.
photo_2020-11-26_12-25-42
photo_2020-11-26_21-26-06

Когда его попросили пояснить, чем же он так недоволен, Борис Витальевич ответил следующее:

«Это "антисоветский" заход с жонглированием цифрами. Попробую показать на примере одной из цифр. Персонаж, строя картину, как из-за работы колхозов в убыток страна оказалась с недостатком мяса, приводит примерно на 4-5 минуте цифры, что с 1928 по 1951 производство зерновых выросло, а вот производство мяса даже упало на 5%. То есть нам нарисована картина, как потихоньку угасает производство мяса за 23 года из-за убыточности колхозов. Теперь реальная картина. С 1921 по 1929 идёт быстрый рост животноводства (почти в четыре раза). Затем небольшой провал на 1929-30 году из-за раскулачивания (многие кулаки забивали свой скот, чтобы не отдавать). Пик производства - 1928 год. Затем сильный провал из-за голода 31-33 годов, когда поголовье упало примерно вдвое, так как скотину не только забивали, но и кормить её было нечем. Но это не убыточность колхозов, а природные условия. Далее с 1933 по 1941 значительный рост, хотя на уровень 1928 чуть-чуть не дотянули. И тут ВОВ, с падением производства мяса более чем вдвое. Ну здесь причины предельно очевидны. И вот с 1945 опять пошёл рост, на год остановленный засухой 1947 года. Но всё равно в итоге рост с 1945 по 1954 более чем не 20%. С небольшим падением на(!) 1951 году. То есть советское СХ даёт нам постоянный значительный рост, за исключением периодов неурожая и войны. А персонаж, выдрав максимальный довоенный пик и спад 1951 года, проигнорировав голодомор и войну, изображает нам деградацию. При этом, даже если взять 1927 и 1950, или 1929 и 1952 - уже цифр спада не получится даже по его методе. Как то так. И об этом весь ролик.»

Что хочу сказать. 1928 год брать совершенно логично как последний год перед ускоренной коллективизацией и год, в котором добровольные договора контрактации стали превращаться в добровольно-принудительные (пока в 1932-33 гг. не были прямо заменены обязательными поставками). А 1951 год я взял просто как последний год, данные по которому были в статсборнике, которым я пользовался, он приложен к видео. Логичней было бы брать 1952 год как год непосредственно предшествующий реформам, но ряд в сборнике был до 1951 года.

Я сейчас заморочился чуть больше и нашёл данные за 1952 год. Действительно, в 1952 году, т.е. через 24 года, производство мяса было аж на 5,5% больше, чем в 1928 году. Но население СССР за эти годы выросло на 23%, поэтому на душу населения мяса приходилось на 14% меньше: в 1928 году ели в среднем 32,6 кг. в год, а в 1952 только 28 кг. Я понимаю, что у товарища Сталина был выбор «лучше кушать или подготовится к войне», но на голубом глазу утверждать, что «советское СХ даёт нам постоянный значительный рост» может только очень неумный человек.

Но давайте, действительно, не будем судить по двум крайним точкам, а посмотрим, сколько мяса приходилось на советского гражданина в разные сталинские годы.
Данные по мясу за 1928-1957 гг. взяты отсюда http://istmat.info/files/uploads/36887/zhivotnovodstvo_sssr_1959.pdf
С 1958 г. - из сборников "Народное хозяйство СССР" за соответствующие годы.

По населению:
Синим  – отсюда (по 1957 год). http://istmat.info/files/uploads/31715/naselenie-sssr-1965.pdf С 1958 года - из сборников "Народное хозяйство СССР". По населению в сборнике данные есть не за все годы.
Оранжевым – отсюда (надо помнить, что когда у вас перепись в 1926 году, а следующая в 1937 (отмененная), а потом только в 1939, то любые оценки условны. http://istmat.info/files/uploads/31167/zhiromskaya._polveka_po_grifom_sekretno.pdf
Салатовым данные переписи населения 1939 года, с учётом оценочной численности присоединенных в 1939 году областей – отсюда https://yadi.sk/i/-fxanUpS0vxbiQ
Фиолетовым - расчётные значения, полученные "обратным счётом" от численности населения 1950 года путём вычитания естественного прироста, указанного здесь http://www.demoscope.ru/weekly/knigi/andr_dars_khar/adk_pdf/glava3.pdf Не учитывают миграционный прирост.

В расчёте не учтён экспорт/импорт мяса.

Что же получится? А получится у нас, что в 1929 году крестьяне, не желающие сдавать скотину в колхозы, куда их стали загонять, порезали её, что дало всплеск потребления мяса, а потом НИ В ОДИН ГОД сталинского периода потребление мяса на душу не достигало уровня 1928 года.
Величина в 32,6 килограмма на душу была превышена только в 1954 году, т.е. после повышения закупочных цен. Такой вот устойчивый рост.

Мяса на душу4

Но раз уж набрасывать, то по-крупному. Возьмём официальные данные Росстата по потреблению продуктов питания. https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/iM3V1DM1/potr-rf.xls С 2000 по 2019 год, т.е. за 19 лет Путинского правления, потребление мяса на душу выросло на 69%, с 45 до 76 килограмм!

При Сталине за 24 года сократилось на 14%, а при Путине за 19 лет выросло на 69%!
Что же получается, Путин лучше Сталина, лучше развивает страну?

Тут мы подходим к главному вопросу этого текста, он, как вы можете догадаться, не про мясо.
Главный вопрос – как относиться к советскому прошлому? Я вам привёл две цифры. Что, двумя цифрами советский проект похоронили?

У нас, к сожалению, полно людей, которые воспринимают мир как набор дихотомий. Всё или ничего. Чёрное или белое. Был безгрешный Сталин, который не мог ошибаться, а когда он оказывался перед тяжёлым выбором, он выходил за границы системы, и делал так, что всем было хорошо (а кому было плохо – так те враги, так им и надо). Потом пришёл Хрущёв и в звериной ненависти к советскому народу всё сломал. Мне один товарищ даже написал, что хрущёвки, оказывается, начали строить, чтобы сделать советским гражданам некрасиво. Чисто чтобы испортить вид советских городов и вогнать население в депрессию.

Я не спец, но на мой взгляд это в чистом виде пережитки религиозного сознания, неразвитость ума, который слово «диалектика» может и слышал, но диалектику отвергает.

Меня некоторые особо озабоченные светлой памятью товарища Сталина комментаторы стали поправлять, что о недостатках советского строя надо писать так, чтоб в итоге всё равно выходили достоинства. С этим я, конечно, согласен, так как искренне считаю, что по итогу достоинств было больше.

Но те же комментаторы предлагают это делать путём ухода в глухую несознанку. Доходит до того, что я человеку персонально пишу источник и страницу, откуда я взял информацию для ролика, присылаю этот источник, а он отвечает «всё прочёл и ничего подобного там не увидел». То самое «в упор не вижу!»

Или можно, как Борис Витальевич, играть с акцентами. У него рост производства мяса на 5,5% за двадцать четыре года – это невероятное достижение.

Я считаю такие способы защиты глупыми и контрпродуктивными. Каждый правитель действовал в условиях жёстких ограничений. Большевики бравировали, что они сильнее обстоятельств, но это было не так. Каждый правитель сталкивался с серией тяжелых выборов, когда можно было говорить лишь о более или менее плохих альтернативах.

Если вы поймёте исторический контекст, если вы поймёте этот набор альтернатив – тогда только вы сможете что-то понять в истории, судить правителей с учётом того поля для манёвра, которое у них было.

Ускоренная индустриализация делалась за счёт ухудшения уровня жизни населения. В первую очередь – крестьян. Да, были «знатные люди», передовики и стахановцы, которые служили маяками, много работали и хорошо жили, но «в среднем по больнице» жизненный уровень упал. По мясу цифры приведены выше, можно найти аналогичные по потреблению других продуктов. Выбирая между подготовкой к войне и ростом личного потребления трудящихся, товарищ Сталин решил, что лучше быть голодным, но живым.

Был массовый энтузиазм, было освоение новой техники, было развитие образования, рационализация, строгая ответственность, карьерные лифты. Но при этом было и падение потребления мяса. Отрицать это значит утверждать, что товарищ Сталин открыл волшебный секрет, как пробежать 50-100 лет развития за 10 лет без проблем. А потомкам не передал, унёс с собой в могилу.

Маленков в той же речи, в которой объявил о повышении закупочных цен, объявил об успешном испытании водородной бомбы. Посыл был прозрачен: мы наконец-то обеспечили свою безопасность, надо срочно выправлять положение в тех областях, за счёт которых мы её обеспечили.

Мне пишут: «А что же ты об этом не сказал, кто-то посмотрит и решит, что Сталин просто крестьян не любил!» Ну примерно как Хрущёв просто не любил красивые здания. Эти комментаторы считают, что они-то умные, они-то всё понимают, но вот надо защитить некоторых других зрителей, которые глупые и всё поймут не так. «Тупой и ещё тупее». Честно скажу, мне идея работать ради глупцов не нравится.

Я постарался в ролике показать контекст трудного выбора, в котором оказалось правительство Хрущёва, потому что ролик был про повышение цен в 1962 году. Сталинская система обязательных поставок для данного выбора является предысторией, той самой данностью, с которой Хрущёву и его окружению пришлось что-то делать. Не рассказывать о ней было невозможно, рассказывать в том ключе, что она отлично работала, а ломать её стали чисто по беспределу – тоже.

Если встать на точку зрения Б.В. Юлина, что «в сельском хозяйстве был устойчивый рост», то остаётся одно объяснение последующих событий – пришли враги. Это создаёт у читателей искаженную картину реальности, где в политике есть герои и злодеи, а ещё мудрый волшебник Сталин, который действительно мог из букв «А», «О», «П» и «Ж» сложить слово «Вечность», с плохими картами всех переиграть, все задачи решить и никого не обидеть.

А с искаженной картиной мира коммунизма не построишь.

UPD: Борис Витальевич не унимается, требует в комментах заполнить ряд, говорит, что именно там, где у меня поначалу не было данных (изначально график был только за годы, которые выделены синим) - там-то и был бурный рост СХ. А я что, я добавил. Получилось ещё веселее. Падение потребления мяса в 2,5 раза за 4 года.

О тактике левых в Беларуси. Мой стрим с КрасноBY и Poligraf.RED. Послесловие.

В воскресенье состоялся стрим, который мы планировали почти сразу после моего открытого письма https://vas-s-al.livejournal.com/907506.html, но смогли провести только через месяц.



Вкратце:
"Беседа состоялась в тёплой, дружеской атмосфере" (это такое клише из официальных коммьюнике 1970х годов, обязательное в отчётах о встречах братских компартий)

Основное разногласие мы зафиксировали. Полиграф довольно чётко артикулировал, что считает правильным работать только с людьми, которые уже разочаровались в протесте и что-то поняли, сами пришли в кружки.
Я, как и раньше, считаю, что они на этом теряют много потенциальных сторонников, т.к. я скорее пойду за человеком, который для меня что-то полезное делает, чем за человеком, который ждёт, что я сам к нему приду, приняв его мудрость.
Краснобай мне показался более гибким, у него эта позиция "работаем только с теми, кто сам придёт" менее выражена.
Также краснобай как-то бодрее отреагировал на идею не ограничиваться лекциями по диалектике, а помогать людям самоорганизовываться.
Я желаю процветания обоим каналам, но сам бы поставил на то, что Краснобай из этого политического кризиса выйдет с большим "приварком", чем Полиграф. История рассудит )) Для памяти - сейчас, 20 октября, у Краснобая 2,11 тыс. подписчиков на канале, а у Полиграфа 3,18 тыс. (понимаю, что изменять правильнее не подписчиками, а активными членами, но по ним у меня статистики нет. Краснобай пишет, что активных левых на всю Беларусь 100 человек).

В процессе стрима узнал, что люди из Социалистической альтернативы в Беларуси стараются работать "на земле", у них есть ТГ-канал "Сопротивление трудящихся", https://t.me/belsupra , и с ними всё очень причудливо.
Ясно только, что контакта с белорусскими левыми у них не вышло, а почему не вышло - тут показания сторон расходятся)

Эти социалисты из альтернативы могли бы как раз взять на себя работу в гуще протеста, было бы нормальное такое разделение труда, они бы поставляли заинтересовавшихся для углублённой политучёбы, заодно бы смогли практикой рассудить меня с полиграфом - можно ли успешно агитировать тех, кто ещё не разочаровался, или нет. "Сопротивление трудящихся" рассказывает, что рабочие их слушают, и стачкомы с ними взаимодействуют, а знакомые белорусы (не те, с кем был стрим) предупреждают, что у СТ есть склонность выдавать желаемое за действительное и писать уж слишком бравурные отчёты.

Если отвлечься от личной неприязни (которая, конечно, частный случай, но я бы на месте СТ задумался бы, что у них с коммуникацией), то остаётся важная проблема "выхода из кружков". Без практической деятельности всё это немного бессмысленно.

В целом, повторюсь, впечатления у меня положительные.
Видно, что ребят подпирает снизу эта волна политического интереса, и она даже немного не успевают её обрабатывать.

Вынесу из комментариев к стриму большой текст Александры Давыденко, написанный от лица тех самых "протестующих на улице":

"Хороший стрим. Очень близко то, что говорит Алексей. Мне кажется, белорусские товарищи мало ходят "в поле", немного плоско смотрят на социологию протеста и на то, что вообще происходит внутри.
1) Например, явно переоценивают важность Nexta и доверие к нему со стороны протестующих. К сожалению Nexta - самый массовый канал в Беларуси, единственный, кто может дать анонс на мероприятие и гарантировать, что вас выйдет больше не 10000 человек (что на практике означает определенную личную безопасность). Нехте не доверяют, от него многие устали, его критикуют местные чаты, то инструмента лучше, к несчастью, нет.
2) Уровень поддержки Тихановской как человека выше, чем уровень поддержки Тихановской, как политика или будущего президента. Часть протестующих считает, что она и есть выбранный президент. Часть считает, что она просто инструмент для назначения новых честных выборов, ведь ее победу нельзя доказать.
3) Протест гораздо более децентрализованный, чем товарищи склонны описывать. Районные чаты создавались и управляются самыми разными людьми с разными взглядами. Если вам не повезло с админом - это еще не повод обобщать. Есть и очень левые админы. И анархисты. Кто застолбил - тот и двигает повестку. К тому же, если вы не выходите во двор, и не знакомитесь с людьми лично, то скорее всего вам недоступны настоящие чаты, где сидят самые активные люди. Такие чаты закрыты и в вас туда не добавят, пока не убедятся, что вы не тихарь. Вся движуха происходит там.
4) Силовое противостояние не пользуется большой популярностью и является постоянной причиной споров. Пока что "голоса против" лидируют. Основная причина, потому что насилие уменьшает социальную базу протеста
5) Люди, участвующие в протестах - это очень широкие пласты население с очень разными взглядами на политику и мироустройство. Это и активисты гражданского общества, и политически ангажированные граждане и самые разные простые люди, которые ничем таким не занимались до этого лета. Это сантехник, которые бросил пить, чтобы не поддерживать государство акцизами после того как избили его сына. Дворник из ЖЭС-а, которая три дня не могла найти своего ребенка. Работник МАЗа, которому в цех нагнали тихарей и поставили автозаки у проходной "на всякий случай", медсестра военного госпиталя, которая видела все эти раны 9-11 вживую. Упрощать всех этих людей до сторонников Тихановской наивно. Не было бы насилия 9-11, протесты бы давно сдулись. У протестующих очень разный уровень жизни, возраст и взгляды, но чаще всего у них есть консенсус в нескольких вещах.
   а) Выборы очень некрасиво и неумело сфальсифицированы
   б) Большое количество людей сидит в тюрьмах исключительно по политическим причинам и так быть не должно
   в) Лукашенко и его силовики применили беспрецедентное насилие к протестующим 9-11 числа и продолжает это делать.
   г) Страна скатывается в очень небезопасное для жизни и деятельности полицейской государство (в котором левым тоже вряд ли понравится жить)
   д) Правовой дефолт наступил уже сейчас
   е) Люди Беларуси переживают уникальный опыт солидарности и поддержки.
Последнее - это эмоциональная пища протеста и основная суть разделения людей на свой/чужой. Люди концентрируются не на политических взглядах, а на умении эмпатировать. От "своего" ожидается как минимум признание того, что все что происходит "ужасно несправедливо, жестоко и нужно что-то с этим делать". Если ты с этим не согласен, то ты ябатька, тихарь или чиновник. Важно понимать, что цинизм - очень отталкивает. Люди оказываясь между цинизмом белорусских левых и цинизмом белорусской власти , не видят разницы. Что важно, сейчас они открыты любому, кто готово помочь словом и делом. Открыты к любым идеям. Потому что никто не знает что сработает и идет активный посик.  Именно сейчас - лучшее время для того, чтобы продвигать левую повестку. Потом, левые просто не будут иметь в глазах этих людей морального права что-то продвигать.  Раз левые не ходили под водометы, раз их не избивал омон, раз они не работали с семьями пострадавших, не собирали передачки, не помогали финансово и морально рабочим/медикам/студентам/бабушкам, и даже не вышли на разу к нам во двор попить чаю, то какое они имеют право вообще что-то говорить "нашему уникальному солидарному обществу".  Между политическим и "человеческим", на мой взгляд, выбирая "человеческое" левые бы только выиграли. No Pasaran, и сорян за длинную тираду)"
P.s. в комментах к стриму опять пишут, что не надо помогать одной буржуазии свергать другую, что буржуазия за это спасибо не скажет. Верно, не скажет. Вы - политические противники, ваша задача - по возможности использовать "их", а их задача - по возможности использовать вас. Это нормально. Речь не идёт о том, что белорусские левые могут захватить власть и начать строить коммунизм. Речь идёт о том, каким будет политический ландшафт страны после завершения протеста, и какое место в нём будут занимать левые. Сейчас активных левых в Беларуси, по оценке Краснобая, где-то 100 человек. Это ноль, это то самое классическое "нечего терять, кроме своих цепей". Падать некуда дальше, с пола не падают. Весь вопрос в том, какая тактика привлечёт больше сторонников: работа с протестом или работа с отошедшими от протеста.
Краснобай это выражает более эмоционально: "выбор между подыгрыванием эмоциям и коньюнктуре и хвостистским акционизмом, и нашей холодной оппозицией всем и вся, кто не за рабочий класс здесь и сейчас".
Ребята знают мои аргументы, мы проговорили и "за", и "против", а значит моя роль как стороннего наблюдателя выполнена, на большее я претендовать не могу.


UPD: Важное уточнение. Товарищи из Белсупры (
"Сопротивление трудящихся", https://t.me/belsupra ) объединились при организационной поддержке "Социалистической альтернативы", но не являются её ответвлением, а представляют собой независимую группу. Её костяк составляют белорусы, как раз считающие правильным работать непосредственно "в протесте".

Кружковцы! Тренируйтесь на кошках (либеральных ютуберах)!

Кружковцы! Тренируйтесь на кошках либеральных ютуберах!

Мне в ленте периодически попадаются объявления о наборе новых групп в марксистские кружки. Обычно в объявлении указано, что начинаем изучать "Капитал".

У меня в такие моменты всегда возникает опасение, как бы "Капиталом" и не закончилось.
Потому что какой толк в знаниях, если их не применять?

Я не знаю подробностей учебных планов таких популярных сетей как "Энгельс" или СоМ, но даже не слышал, чтобы в них практиковались не только коллективные обсуждения прочитанного, но и практические занятия.

Товарищ майор, я не о тех практических занятиях.

Марксизм есть определенная методологическая оптика, и чтоб научиться ей пользоваться, надо её применять.

Пока с этим туговато, применение обычно ограничивается совсем шаблонными повторами. Под любой записью находится кто-то, кто приходит, изрыгает "Во всём виноват капитализм!" и уходит. Толку от такого рыка…

Поэтому для повышения качества учёбы я хочу предложить руководителям кружков рассмотреть возможность практических занятий: разбора видео наших либеральных ютуберов.

На мой взгляд они отлично подходят как учебное пособие, так как одновременно хорошо сделаны (кто-то хорошо вкладывается), т.е. их комфортно смотреть, и при этом довольно просты по месседжу: все передергивания и умолчания лежат на поверхности.
Я не призываю к разборам в стиле «мне не нравится, что он говорит» или выискиванию фактических неточностей. Я призываю к своего рода переводу с одного экономического языка на другой, анализу таких видео с позиций "к кому обращается автор?" и "кому выгодно?", разбору уловок и умолчаний, которые он использует.

На эту запись меня вдохновило видео Сергея Гуриева. Бывший ректор РЭШ, эмигрировавший из России из-за дела ЮКОСа, по которому проходил свидетелем, работал в Европейском банке реконструкции и развития (и на этой должности стал уделять больше внимания проблемам неравенства), но после ухода с поста вернулся на привычную либеральную (не неолиберальную, а мелкобуржуазную) стезю и завёл свой канал на ютубе.
Как написал по этому поводу в фейсбуке его друг Константин Сонин (бывший проректор ВШЭ, эмигрировал из России по политическим причинам), видимо Сергей оставил надежду стать премьером в нынешнем правительстве и готовится стать им в будущем.

Почему это хорошее учебное видео для разбора? Потому что Сергей сам же постарался сделать его максимально понятным, все логические ходы видны, как на ладони. Ниже примерный вариант ученического разбора, как он мне видится.

1. Форма. Первое видео на новом канале, и уже профессиональный свет, звук, студия, монтаж. Чёткая структура, качественная драматургия. В начале рассказ, о чём это всё, в конце резюме. Или Сергей просто очень большой молодец, или он для своего канала нанял целую команду. Или ему очень скучно, или видео таки преследует какие-то экономические либо политические цели. Давайте предположим второе, и попробуем понять, чаяньям какого класса Сергей старается польстить?

2. Содержание - замечания к отдельным моментам:

а) Спикеры предлагают отказаться от идеи, что государственное - хорошо, а приватизация - плохо, покоящейся на опыте СССР и "лихих 90", заявляя, что это "стереотипы".  То, что Сергей и его собеседник называют советскими и постсоветскими стереотипами, честнее всё же называть жизненным опытом. Стереотипы - это как раз представления, на жизненном опыте не основанные или даже прямо ему противоречащие. Например, Андрей Владимирович сам говорит, как либеральные реформы захлебнулись, дойдя до интересов государства, но упорно игнорирует вопрос об этих самых интересах, продолжая рассуждать, что откуда-то возьмутся люди, которые со второго раза сделают всё правильно. Пассаж про "не доверяйте своему опыту" ещё усиливается в конце беседы, когда Андрей Владимирович приводит аналогию с начавшим тренироваться новичком: сначала мышцы болят, но если не бросить, станешь сильнее. Эту аналогию он использует в том смысле, что сначала от реформ станет хуже, но потом лучше. "Когда будет это "потом?", - спрашивает Сергей Маратович. Гость честно отвечает, что не знает, но, например, восточной Германии и 30 лет не хватило.

б) Рассуждая об издержках контроля, государственный контроль качества (который увеличивает цену продукции) предлагают заменить страхованием, будто страховщики работают за бесплатно. Стоимость страховки точно также будет включена в цену конечной продукции, но об этом молчат, чтоб усилить противоречие «дорогой неэффективный госконтроль – дешёвое эффективное частное страхование последствий».

в) Сказано, что государство - это чиновники, часто некомпетентные, и сказано, что крупный бизнес использует государство в своих целях. Это уже немало, но я бы говорил чётче, что в действиях государства есть две логики: защита интересов крупного бизнеса и "автономная логика" чиновничества, заключающаяся в стремлении как можно больше контролировать и как можно меньше отвечать. Классики не выделяли бюрократов в отдельный класс, но перераспределительные отношения с тех пор так развились, что у этой группы давно появились собственные экономические интересы, явственные элементы классового сознания. Настоящий чиновник может не понимать, чем он руководит, но всегда остро видит все ситуации, в которых он может оказаться "крайним" и всеми силами их избегает. Да, обычно это принимает форму "всё запретить!"

г) Идеальную экономическую систему предлагается собирать «по Гоголю»: у одних стран взять одни приятные черты, у других – другие. В действительности экономическое развитие довольно инерционно и детерминировано. На разных экономических языках это может называться по-разному: «эффект колеи», институциональные рамки (вспомним любимый совет наших либералов «Улучшайте институты!»), зависимое развитие. Суть сводится к тому, что и в марксизме, и в экономическом мейнстриме давно существует консенсус насчёт объективных ограничений, базирующихся частью на экономических взаимоотношениях, частью на привычках, навыках, личных связях людей – таких объективных ограничений, которые как раз и не позволяют собирать экономические системы «из конструктора». Мастерство экономистов-практиков, работающих в сфере госуправления, как раз и заключается в способности «приземлять» схемы на реальную почву, учитывать свойства и сопротивление материала.


3. Содержание - общие замечания

Предлагаемые меры являются, извиняюсь за чугунный язык плаката, мелкобуржуазными. Малые предприниматели всегда "меж двух огней": их постоянно хочет сожрать крупный бизнес и прижать государство, которое крупный бизнес использует в своих интересах, с другой стороны работники требуют зарплат, а потребители - качества. Надо поэтому бороться всё время "на два фронта". Противоречия ещё усиливаются тем замалчиваемым фактом, что каждый малый предприниматель хочет стать крупным и точно также использовать государство, чтоб давить конкурентов.

Собеседники, чтобы не злить зрителей, соглашаются, что результаты 90-х вышли какими-то не такими: сначала дикий капитализм, потом торможение экономических реформ и огосударствление экономики (госкорпорации и усиливающийся контроль за оставшимся частным бизнесом). Но это как раз и есть нормальный, правильный результат! Развитие капитализма идёт именно так, если в него не вмешиваться. Из множества мелких предпринимателей, получивших начальный капитал полукриминальным или криминальным путём, вырастает какое-то количество крупных бизнесменов, которые понимают, что для бизнеса выгоднее всего прикрываться государством. Они организуют госкомпании и ставят своих людей на нужные места в министерствах, чтоб те там продвигали их интересы. Если систему "обнулить", то через 30 лет вырастет то же самое. Основная проблема мелкобуржуазных экономических схем - они работают "в моменте", в статике, но не в динамике. Из мелких капиталистов вырастают крупные, крупные подчиняют себе государство и давят конкурентов уже не в честной борьбе, а избиральным применением законодательства. Это нормальная экономическая логика. Каждый эгоист, "экономический человек" будет её придерживаться. Филантропия, меценатство и прочая благотворительность - как раз извращения, выверты в процессе самовозрастания капитала. Чтоб работал мелкобуржуазный идеал, надо чтобы некая внешняя сила раз за разом "обнуляла" систему.
Что же это за сила такая, откуда она возьмётся? Об этом в видео ни звука. Собеседники говорят правильные вещи о реформе правоохранительной, судебной систем, но ничего не говорят о том, почему сейчас получилось как получилось, и как сделать так, чтоб после реформы всё не вернулось "на круги своя", только с новыми действующими лицами.

Любой класс для победы должен опираться не только на себя, но и на смежные классы. В русскую революцию сначала буржуазия использовало недовольство пролетариата и крестьянства, чтоб "выбить" из царя отречение (вы кстати не задумывались, нафига вообще Николай отрёкся?), затем пролетариат использовал крестьянство, как таран, чтобы взять власть. И в программе мелкой буржуазии должны быть непременно плюшки для трудящихся (точнее, наёмных работников, малый бизнес тоже трудится). Тут они представлены реверансом, что после приватизации благодаря конкуренции снизится стоимость тарифов на ЖКХ.
Собственно, можно посмотреть, как "снижалась" стоимость на примере тех двух сфер, которые собеседники считают позитивным опытом: реформы железных дорог и реформы электроэнергетики. Верно, что и туда, и туда пришли инвесторы: в одном случае на частные средства было построено много новых вагонов, в другом - новые энергетические мощности. Но крайне наивно думать, что инвесторы это делали от любви к людям: вкладывались они именно потому, что потом смогли отбить вложения. Как? Переложив затраты на новые вагоны и подстанции на потребителей.

Я тоже не считаю, что госкорпорации - это хорошо, особенно ближе пообщавшись с РЖД. Но надо понимать, что тут выбор "из двух зол", выбор "что хуже?" Или у вас большие тарифы, потому что монополия вконец оборзела, или у вас большие тарифы, потому что частным инвесторам надо отбить свои вложения. Если антимонопольная служба вообще не работает, то возможно, что частные инвесторы по итогу будут драть с потребителя поменьше, чем брала монополия, но это предельный случай, а не аксиома.

С реверансами в сторону трудящихся разобрались. Но для победы ведь нужна коалиция и с частью крупной буржуазии. Как тут дела? На вопрос "надо ли пересматривать итоги приватизации 90-х годов" Андрей Владимирович сначала говорит "вопрос сложный, ответа нет", но уже через секунду отвечает "нет, не надо. Ради социальной стабильности". Таким образом, с частными крупными капиталистами и наёмными работниками, кто хочет свой бизнес или хотя бы тарифы поменьше и суды почестнее - против государственных капиталистов.

Противоречивость мелкобуржуазных программ выражается не только в том, что отсутствует ответ на вопрос "кто это будет реализовывать, и как сделать, чтобы новая хорошая система естественным ходом своей эволюции не скатилась к старой", но и в том, что многие элементы звучат разумно, только будто не додуманы до конца. Маркисты поэтому - самые последовательные либералы. Они как раз объясняют, что чтоб хорошая честная система с работающими судами и экономическим равенством оставалась стабильной, нужно "выключить" возможность накопления капитала в частном порядке, а для этого перевести средства производства в общественную собственность.

Я согласен со многим в видео Сергея Маратовича. Действительно, нужна налоговая и бюджетная реформы для большей финансовой самостоятельности регионов, более равномерного перераспределения доходов по стране. Протекционизм действительно часто порождает иждивенчество, а госкорпорации действительно борзеют. Но чтобы систему не приходилось "обнулять" раз за разом (по-прежнему непонятно, какими силами), нужно либо уничтожение частной собственности на средства производства (что из нынешней перспективы выглядит скорее умозрительным гипотетическим способом решения проблемы), либо нужно, чтобы люди массово стали вести себя не в соответствии с экономической логикой: не старались использовать любую возможность для того, чтобы обмануть и отдоминировать ближнего своего.

Можно ли прийти к социальному, этичному капитализму через развитие культуры и сознательности - этот вопрос я оставлю открытым.

Кукаркин А.В. - Буржуазное общество и культура. 1970

Занимательная книжка с картинками про то, как у "них" там всё бездуховно.

Кстати, я тут на Байкальской школе услышал интересную мысль: что примерно до 1980 года (до условной Аллы Пугачёвой) в СССР вообще не было массовой культуры.
Была культура, но не поп-культура. Элитарная культура, развёрнутая до масс. Произведения, которые "обычно" предназначены для узких кругов образованной публики, транслировались всем, вне зависимости от того, хотят простые граждане слушать и читать о высоком, или нет.
Похожую мысль читал сто лет назад в чьём-то ЖЖ. Там границу проводили по фильму "Девчата" (1961 год): до "Девчат" советские люди, после - "совки" (делайте скидку на ЖЖ-шный стиль).

В том же ключе не могу не вспомнить забавное определение брежневской идеологии: брежневская идеология - это такой дед, который не забывает советовать внукам слушать Моцарта в концертном зале, но сам предпочитает соседа-баяниста во дворе дома.

А.В.Кукаркин
Буржуазное общество и культура
Под общей редакцией доктора исторических наук А. Н. ЯКОВЛЕВА
ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Москва • 1970

В ЭТОН КНИГЕ ВЫ ПРОЧТЕТЕ:
• О НАУКЕ И ОБРАЗОВАНИИ,
• ЛИТЕРАТУРЕ И КОМИКСАХ,
• ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ, АРХИТЕКТУРЕ, ТЕАТРЕ И МУЗЫКЕ,
• КИНО,
• ПРЕССЕ,
• РАДИО И ТЕЛЕВИДЕНИИ,
• РЕКЛАМЕ,
• ФИЛОСОФИИ,
О РАСПРОСТРАНЕННЫХ КОНЦЕПЦИЯХ «МАССОВОЙ» И «ЭЛИТАРНОЙ» КУЛЬТУРЫ
о странах капиталистиченояо мира
Книга старшего научного сотрудника Института философии АН СССР А. В. Кукаркина «Буржуазное общество и культура» написана в жанре документальной публицистики. В ней приводятся сопровождаемые авторскими комментариями статьи и высказывания зарубежных деятелей, манифесты и другие материалы, в том числе многочисленные фотоиллюстрации. Эти документальные свидетельства в совокупности создают широкую панораму современного состояния различных областей духовной жизни капиталистического мира, протекающей под сенью монополий.
Для наглядности большая часть документов выделена набором в две колонки.

Левое охранительство. Как оно проникает в вас.

Читатель прислал ссылку на ролик, выпущенный ТРК "Крым", который позволяет продолжить дискуссию о популярности левого охранительства, поднятую событиями в Беларуси. https://vas-s-al.livejournal.com/907506.html

Для тех, кто пропустил предыдущие серии: множество людей, считающих себя левыми и симпатизирующих социалистическим идеям (я специально использую размытый термин т.к. это действительно очень широкий спектр политических позиций, более-менее объединенных вокруг основных тезисов, что все люди имеют равные права на достойную жизнь, рост имущественного неравенства - плохо, а социальные гарантии - хорошо), так вот, множество людей, считающих себя левыми, на поверку демонстрируют позицию "любые изменения ведут в худшую сторону, поэтому надо сопротивляться любым изменениям и поддерживать действующего президента". Нашего, не нашего - не важно. "Не трогай - будет хуже".

Некоторые их аргументы звучат разумно ("не таскать каштаны из огня для других"), но в этой позиции принципиально неясным остаётся вопрос, как при такой пассивности всё-таки может появиться сильное социал-демократическое или вообще коммунистическое движение. Собственно, оно и не появляется.

Думаю, в основе этого консерватизма лежат какие-то фундаментальные экономические и психологические причины, требующие отдельного изучения. А семиминутый ролик служит удобным материалом, чтобы понять, как это стремление ничего не менять рационализируется. С помощью официальных СМИ, конечно.


Ролик начинается вроде бы с рассказа про СССР, поначалу современность не упоминается.

Нам говорят, что с гражданской и вплоть до 1987 года экономика СССР постоянно росла, это признавали и американцы (ЦРУ), и современные исследователи (Андрей Маркевич), темпы роста снижались, но спада не было, но советским людям внушили (враги из-за рубежа и внутри страны), что на самом деле в экономике есть проблемы, в итоге обвал в 90-е и распад страны.
Отсюда простой вывод - хоть сейчас "несистемная оппозиция" и мутит воду, но в России всё-таки рост экономики (пусть около 1% в год, но рост), и не надо ничего менять - будет хуже, перестройка показала.

Ролик сделан по всем правилам пропаганды. Сначала правда, потом полуправда, потом неправда.

ЦРУ признавало рост экономики? - да, признавало.
Рост чего? - Рост национального дохода.
Значит ли это, что в экономике не было проблем, и перестройка началась "на пустом месте"? - Нет, не значит. В 70-е неуклонно снижались все качественные показатели. Каждая дополнительная тонна угля, каждый новый баррель нефти обходился дороже предыдущего. Я показывал графики в своей лекции, кому интересно - смотрите их или прямо сборники статистики "Народное хозяйство". prometej.info/video/videozal/ekonomika-sssr-vremen-zastoya-9-11-pyatiletki-zhazhda-planomernosti-chast-1/
У этой ситуации много причин, среди основных - снижение мотивации работников и ведомственный эгоизм руководителей. Мотивация снижалась как из-за потери "образа будущего" и возможностей для социальной мобильности, так и из-за роста дефицитов.
В ролике говорится, что дефициты были от спекулянтов, которые прятали товар. Это неправда. Спекулянты наживались на дефицитах, усиливали их, но не создавали. Фундаментальная причина - разрыв между денежной массой (выплаченной зарплатой) и её товарным покрытием, причём всё увеличивавшийся разрыв. И тут мы подходим к тому, что мало, чтобы рос национальный доход, надо ещё чтобы он состоял из нужных людям товаров. За весь период советской власти было всего несколько лет, когда производство ширпотреба росло быстрее, чем промтоваров. Были чисто экономические сложности (структурные, связанные с некоторыми жёсткими взаимосвязями между отраслями), но основной причиной была "Государственная целесообразность", по которой правители год за годом откладывали момент наступления изобилия. Я писал об этом тут https://vas-s-al.livejournal.com/415896.html

Маркевич построил не весь динамический ряд. Они с Харрисоном только закрыли "дыру" между дореволюционными и позднесоветскими данными. Вторая половина демонстрировавшегося графика построена по данным Мэдисона, насколько я помню. Что не умаляет, конечно, расчётов Маркевича и Харрисона, но показыает, как "глубоко" ведущий влез в тему.

Это всё были бы мелкие придирки, если бы они не работали на утверждение основной мысли ролика: нам важен только рост экономики "в общем" (рост национального дохода в СССР или рост ВВП сейчас), и пока он растёт - не рыпайтесь.

Что хочу сказать. Мне вот важно не только как растёт ВВП, но и как это отражается на моей жизни. А для этого надо понимать из чего ВВП состоит и кому достаётся. Если ВВП вырос благодаря ценам на нефть, и весь приварок пошёл владельцам нефтяных компаний - "нам такой хоккей не нужен".

Если уж очень хочется приплетать опыт СССР к современности, я бы предложил телеканалу "Крым" сделать другой ролик: о том как при Брежневе 18 лет нарастающие проблемы старались не замечать, надеясь, что "на наш век хватит". Брежневу действительно хватило - умер в почёте. Но проблемы решать пришлось преемникам, и оказались они к тому времени уже настолько острыми, что преемники не справились.

Читал у какого-то иностранного врача, что в России у врачей быстрый профессиональный рост, так как много сложных, запущенных случаев. Потому что граждане откладывают визит к врачу до последнего: "А вдруг само пройдёт"?

Наши левые охранители дождутся, пока сгниёт пол-челюсти, а потом ещё будут жаловаться на стоматолога, что зуб не спас.

О происходящем в Беларуси - прямая речь белорусских марксистов

Мой пост про Беларусь вызвал определенный резонанс, благодаря которому  со мной связались несколько белорусских марксистов из разных кружков и объединений.
Они меня поддержали и сказали, что в целом я отразил ситуацию правильно. Спасибо им.

С двумя товарищами из партии "зелёных" у нас получился обстоятельный почти полуторачасовой разговор, запись которого я с разрешения их обоих выкладываю для всех интересующихся.
Я постарался задать все "наболевшие" вопросы - о кандидатах и их программах, лозунгах протеста, роли в нём националистов, евроинтеграции, проблемах левого движения.

У меня нет ни студии, ни профессиональных микрофонов и звукорежиссёров, так что техническая сторона записи не такая "красивая", к которой вы, возможно, привыкли у топовых видеоблогеров. Но всё слышно )

Как и любое другое, это всего лишь мнение. Ребята предупредили, что с тем же Краснобаем их взгляды совпадают не во всём, но сами же дали ссылки на интервью других белорусских левых.

В обсуждении упоминаются всевозможные "старые" коммунистические и социал-демократические партии, в которых без пол-литра не разберёшься. Вот картинка в помощь. До недавнего времени в Беларуси было три социал-демократических партии "громада".
ветвление партий

Запись беседы
https://yadi.sk/d/RucibTbAoQ0m6A



Ссылки на интервью с другими белорусскими левыми, которые мне посоветовали.
https://lenincrew.com/end-of-the-dad/
https://www.youtube.com/watch?v=khTq959b7-g

Открытое письмо российским левым в связи с событиями в Беларуси

1. О причинах, побудивших меня взяться за письмо
Реакция российских левых на длящиеся уже месяц протесты в Беларуси вызывает у меня недоумение. Я считаю, что идейные позиции, на которых стоят большинство комментаторов, фактически закрывают саму возможность обретения левыми культурной гегемонии над сколько-нибудь широкими слоями населения, отталкивают эти слои от левых активистов (хотя можно ли людей, занимающих принципиально пассивную позицию, считать активистами - вопрос спорный). Другими словами, я хочу вести речь о тактике работы с массами и об отношении к таким выступлениям масс, которые не являются "идеальной пролетарской революцией".

2. О моих источниках
У меня нет штата социологов, поэтому моё понимание протеста сформировано оценками выросшей в Минске жены, которая в силу относительно малого размера страны (во всей Беларуси живёт 9 млн человек - меньше, чем в Москве) знает многих участников протестов лично. Кроме того, у меня получилось пообщаться с членом штаба одного из альтернативных кандидатов в президенты. Также я не могу, конечно, предъявлять претензии вообще всем российским левым, я вижу только тех, кто приходит в комменты.
Непосредственно полемика развернулась по этим моим записям:

https://vk.com/id32200?w=wall32200_16992
https://vk.com/id32200?w=wall32200_17880
https://vk.com/id32200?w=wall32200_17960

3. О характере протеста
Предпосылки протеста были сформированы экономической стагнацией в Беларуси и шире - ощущением безвременья, застоя, охватившим молодёжь. Общий мотив: "Я не хочу, чтобы "сейчас" длилось всегда". Настрой родителей сегодняшних 20-летних: "Уезжай из страны, тут не будет ничего". Движущей силой являются молодые специалисты и студенты, ценностные установки которых расходятся с повесткой, транслируемой Лукашенко. Да, они хотят жить как средний класс на Западе. Да, они хотят работающую правовую систему (сменяемость власти, наличие парламентской оппозиции, независимость судей и т.д.). Да, в экономической области они нацелены на приватизацию государственных предприятий и бОльшую дифференциацию зарплат. Молодёжь хочет жить, как в Европе, но не хочет для этого уезжать в Европу. Желаемый образ Беларуси будущего - "IT-Швейцария", т.е. нейтральное ко всем соседям демократическое богатое высокотехнологичное государство. В политической области задачей является возврат к конституции 1994 года, переход к парламентской или парламентско-президентской республике. Программы у кандидатов были, но даже члены их штабов эти программы не читали.
Почему программы кандидатов были настолько никому не интересны?


  1. Кандидаты шли как харизматические лидеры. Агитация строилась на том, что это известный в Беларуси человек, крупный руководитель, более адекватный, прогрессивный и интеллигентный, чем действующий Президент. Кроме того, по беларусским правилам публиковать программы разрешено только ПОСЛЕ того, как кандидат зарегистрирован;

  2. Никто из кандидатов не верил, что Лукашенко реально даст им избраться. Задачей было сформировать актив для создания будущей партии по типу "Единой России (т.е. с политической повесткой "за всё хорошее"), но оппозиционной к режиму Лукашенко, и заставить Лукашенко такую партию признать, чтобы в дальнейшем готовить конституционную реформу.

Как результат пункта 2 в штабах альтернативных кандидатов не готовились к многомесячным уличным противостояниям. Сейчас активисты штабов в основном посажены или в бегах, т.е. явных координаторов у нынешнего уличного протеста нет. Разумеется, есть телеграм-каналы, и есть посильная поддержка стран Восточной Европы, но ядра, которое бы планировало и реализовывало уличные акции, фактически не осталось, протест поддерживается массовым недовольством действиями Лукашенко и силовиков, сейчас леймотив "мы не согласны, чтобы власть так с нами обращалась".
Нет, протест не возглавляют ультра-националисты, которые последние 20 лет носились с идеей восстановления Великого княжества Литовского. Наоборот, "старая" оппозиция в глазах большинства протестующих себя за эти годы дискредитировала.
Непосредственно повод к протестам дал сам Лукашенко, который в последний год стремительно утрачивает адекватность и перестает играть в популизм. Помимо того, что в стране фактически запрещена деятельность партий, т.е. возможность парламентской борьбы, Лукашенко чрезмерно резко наезжал на альтернативных кандидатов, чем поднимал их популярность, слишком грубо нарисовал себе победу на выборах и чрезмерно жёстко начал разгон митингов, чем радикализовал протест. Культурную гегемонию он утратил ещё раньше, но в последний месяц он неоднократно допускал грубые выпады в адрес собственного народа, чем заставил множество ранее пассивных людей чувствовать себя униженными и оскорблёнными. Т.е. Лукашенко перестал играть по негласным правилам политика-популиста.
Таким образом, перед нами попытка буржуазно-демократической революции.


4. Об аргументах русских левых
Сначала аргументы в пользу нейтралитета.

1. Это попытка сменить одних буржуев на других, мне это безразлично, капитализм есть капитализм.

Что могу сказать, "не все йогурты одинаково полезны". Капитализм в Швейцарии и в Бангладеш очень различается по условиям жизни. Капитализм в Веймарской республике и в нацистской Германии очень различается по условиям работы коммунистов. Капитализм в Викторианской Англии и в современной - тоже "две большие разницы". Если вам безразличны вообще любые изменения в экономике и политике, пока "это капитализм", вы рискуете обнаружить себя прикованными где-нибудь на урановых рудниках в Африке. Пофигизм тоже должен иметь свои пределы.

2. Протест не возглавляется истинной пролетарской партией.

Хочу спросить - а как вы видите создание такой партии? Работающий путь: вы слышите нужды "трудящегося народа" и делом доказываете, что вы лучше других политических сил готовы эти нужды отстаивать. Не рабочий путь: вы сначала исключаете из "трудящегося народа" всех недостаточно чистых пролетариев, потом заявляете тем, кто остался, что они дураки и всё неправильно понимают и потом красиво уходите в туман.

3. В протесте участвует меньшинство беларусов, причём такое меньшинство, которому мы отказываем в праве говорить от имени беларусов ("недостаточно пролетарии либо пролетарии, заражённые мелкобуржуазным взглядом на мир")

Если подходить арифметически, то да, меньшинство. Меньше половины населения страны. Но если вы пробовали сами организовать хоть какое-то гражданское движение, то знаете, что на одного вышедшего на улицу приходится сотня, поддерживающих его в интернете, которые "тоже против, но не пойдут". Можете проверить на чём угодно, посчитать число людей в группах "за сохранение какого-нибудь скверика, отданного под застройку" и число людей, которые действительно выходят протестовать и пишут жалобы властям. Поймите уже, что такой размах гражданской активности просто нельзя игнорировать. Кроме того, учитывайте, что идёт ротация протестующих. Условные 100 тысяч в Минске – это не одни и те же 100 тысяч каждое воскресенье. Если мнение десятков тысяч человек, которые уже месяц выходят под ОМОН, ничего не стоит, то чего стоит ваше мнение?

4. Протест не направлен на построение коммунизма.

Признайте уже, что никто вам коммунизм в готовом виде на блюдечке не принесёт. А с чего бы мог появиться протест, направленный на построение коммунизма? Вы его готовили? Агитировали? Разъясняли? Или это должен был кто-то другой сделать? Кто? Что вы можете предложить этим людям, чтобы они стали вас слушать?

Теперь аргументы против протеста.

1. Протест приведёт к приватизации госпредприятий, разграблению страны и обнищанию трудящихся. Режим Лукашенко на фоне таких перспектив является "меньшим злом".

Первым делом замечу, что этот аргумент противоречит аргументу "мне безразлично всё, что в рамках капитализма". Но может их разные люди высказывают.
Любая власть держится не только на насилии, но и на согласии. В России существует, по оценкам социолога Белановского, "путинская треть", которая действительно поддерживает президента и его политику. Лукашенко гегемонию утратил. Правитель, которого такое количество людей прилюдно оскорбляют, просто не может её сохранить. Он не сможет оставаться главой государства ещё сколько-нибудь долго, причём виноват в этом сам. Действительно, с классовой точки зрения речь идёт о том, чтобы сменить одного буржуя на другого, но именно этого буржуя народ больше не хочет. Чтоб вы понимали, насколько сильно Лукашенко не хотят, скажу, что протестующие прогнозируют экономический спад из-за противостояния, но готовы продолжать. Люди готовы на временную потерю благосостояния ради смены власти и надежды на перемены. И если вы поддерживаете Лукашенко в таких условиях, вы сами становитесь охранителями, и вас начинают не любить так же, как его. Ради чего вы хотите так поступить?
Кем вы будете выглядеть в глазах беларусов, и как вы будете их потом агитировать? Будут они вас слушать? Думаю, нет.

2. Протест - аналог "оранжевой революции" на Украине.

Характер событий на Украине до конца не ясен мне и сейчас, но там в силу неоднородности страны борющиеся элиты разыграли националистические карты (с обеих сторон), что привело сначала к расколу в обществе, а после вмешательства России - к гражданской войне, которая вяло идёт до сих пор. Я в марте ездил в турпоездку с группой украинцев, которые при всех проблемах считают сменяемость власти важным достижением евромайдана и считают, что основные проблемы страны вызваны не вредительством Запада, а той самой гражданской войной, засилием олигархов и коррупции. Как я понимаю, сейчас все ярые националисты свои места в правительстве потеряли. Репрессии в отношении левых вызваны во многом именно поддержкой левыми российского вмешательства. В Беларуси я ни гегемонии националистов, ни попыток этнической сегрегации не наблюдаю.
На Украине Майдан был организован, поддерживался и управлялся оппозиционными олигархами, власти не разогнали его именно в силу своей слабости. Перехватить повестку там было сложно. В Беларуси протест сейчас продолжается почти стихийно, все кандидаты в президенты сидят или высланы из страны, их штабы разгромлены, а при этом запас негативной энергии у народа огромен. Работай - не хочу.

3. Нам не нравится программа реформ Тихановской, которую мы нашли в кэше гугла в виде ссылок на какой-то ещё сайт

Об отношении самих кандидатов к своим программам я уже сказал. Когда политик выступает толком без программы, как харизматический лидер - это давно уже не новость. Кроме того, вы могли помнить чем закончилась программа КПСС про построение материальной базы коммунизма к 1980 году, план Путина, 4 национальных проекта, Стратегия-2020 и куча других программ. Что на самом деле будут делать новые власти - зависит от кучи факторов, в том числе от состава нового правительства. А вас в этом составе точно не будет, поправить программу вы точно не сможете.
Поймите уже, что если вы сидите и ждёте, когда сам собой появится правильный кандидат с правильной партией и правильной программой - он из ниоткуда не появится.


4. Приватизация означает нищету трудящимся и уничтожение промышленности.

Тут, как бы это сказать, бабушка надвое сказала. Приватизация в России в 90-е проходила в условиях, когда ни у кого не было таких состояний, чтоб по полной стоимости выкупить предприятия. Не было капиталистов после советской власти, а политически их было необходимо создать как опору Ельцинского режима. Поэтому предприятия раздавались за бесценок, и отношение к ним было как к полученному задарма. Если я получил завод по цене металлолома, то продать станки в металлолом – рациональное экономическое поведение, всё равно с прибылью останусь. А если я заплатил по полной стоимости, то пилить оборудование значит выбрасывать на ветер свои деньги. Кроме того, многие предприятия разорились не потому, что новые собственники пилили станки на металлолом, а не выдержали распада хозяйственных связей, гиперинфляции и наплыва иностранных конкурирующих товаров. Частник покупает предприятие, чтобы, разумеется, заработать на этом. Если земля под предприятием стоит дороже самого завода – он завод снесёт и настроит торговых центров и ЖК. Если не дороже – всё-таки будет завод развивать, чтобы «отбить» свои вложения. АвтоВАЗ купила группа «Рено». Завод закрыли? Тольятти вымер? Да, «развивать» может означать что угодно. В том числе более интенсивный труд. Но чтобы контролировать, по какой цене продают предприятия, нужно иметь политическую власть. А чтобы контролировать условия труда на них, нужно иметь профсоюзы. Если политической власти у вас нет, и профсоюзов нет, то «уход в несознанку» вас не спасёт. Сделают всё то же самое, но без вашего контроля. Если вы не участвуете в политике, или участвуете так, чтобы оттолкнуть от себя наиболее революционные на настоящий момент слои, то ваша нелюбовь к приватизации её никак не остановит и не смягчит.

5. Исторические параллели
Свою принципиальную пассивность левые любят прикрывать ссылками на Энгельса и Ленина.
Что ж, давайте пофантазируем.
1905 год. Начинается первая русская революция. Буржуазно-демократическая. С лозунгами демократии (парламентаризма), свержения самодержавия, 8-часового рабочего дня. Главный вопрос в революции - земельный, т.к. большинство населения страны - крестьяне, которые ещё со времён отмены крепостного права уже больше 40 лет платят выкупные платежи за землю и требуют её себе.
И Ленин из эмиграции в Россию не приезжает, т.к. лозунги этой революции - лишь буржуазно-демократические, а он на меньшее, чем коммунизм, не согласен.
Или ещё лучше. Ленин приезжает в Россию и начинает... вместе с казаками избивать крестьян, т.к. крестьяне - это мелкая буржуазия, и хотят они, гады, не коммунизма, а поделить между собой помещичью землю и тем самым улучшить своё материальное положение. А царь-батюшка - то наш, посконный, свой, а ну как набегут иностранные капиталисты и разорят страну. И вообще, пока вы свет идей коммунизма в сердце не впустили - нефиг чёрный передел устраивать, сейчас хоть стабильность, а так смуту устроите, производство сократится.
Можете себе такого Ленина представить? Я - нет.

Вот вам пара цитат Ленина из времён 1905 года.
«Марксизм учит пролетария не отстранению от буржуазной революции, не безучастию к ней, не предоставлению руководства в ней буржуазии, а, напротив, самому энергичному участию, самой решительной борьбе за последовательный пролетарский демократизм, за доведение революции до конца» (из работы "Две такики социал-демократии в демократической революции")

Ленин нацеливал партию поддерживать крестьянское движение, поскольку оно является революционно-демократическим, и бороться одновременно с реакционными примесями в нём. Он писал по вопросу, кому после победы революции отдать конфискованные земли: "Это может означать и

переход земли к классу мелких хозяев-крестьян, там, где преобладает кабальная, крепостническая крупная собственность, где нет еще материальных условий крупного социалистического производства, и национализацию, при условии полной победы демократической революции, и передачу крупных капиталистических имений ассоциациям рабочих, ибо от революции демократической мы сейчас же начнем переходить и как раз в меру нашей силы, силы сознательного и организованного пролетариата, начнем переходить к социалистической революции." (из работы "Отношение социал-демократии к крестьянскому движению")
Т.е. мелкое хозяйство лучше кабалы крупной собственности, для Ленина ясно, что "не каждый капитализм одинаково полезен".
Если государственные предприятия в Беларуси предлагают определенный потолок зарплат, который не устраивает многих и многих наемных работников, а до коммунизма с "ассоциациями рабочих" эти рабочие пока не дозрели, то лучшие условия для малого бизнеса - это в сложившихся условиях хорошо, а не плохо.

А Маркс указывал, что успех дела будет зависеть от возможности поддержать пролетарскую революцию вторым изданием крестьянской войны. Он подчеркивал, что в лице крестьянства «...пролетарская революция получит тот хор, без которого ее соло во всех крестьянских странах превратится в лебединую песню».
Страны у нас больше не крестьянские, но если вы в борьбе опираетесь только и исключительно на пролетариев, причём только на идейно чистых пролетариев, а не тех, кто хочет свой бизнес или продолжать работать "на дядю", но на более выгодных условиях, то вам никогда не хватит массы для победы.
Весь вопрос о тактике - это вопрос о том, как эту массу набрать. Если вы этот вопрос игнорируете, значит победа вам не нужна.


6. Что делать?
Раздел непонятно для кого, т.к. по-хорошему это идеи для беларусских марксистов, но связи у меня с ними нет. Так что честнее писать не "что делать", а "как правильнее относиться", раз уж мы тут все пассивные интернет-наблюдатели.

Протест носит в первую очередь демократический характер, он во многом спровоцирован хамским отношением Лукашенко к своему народу. Коммунистам следовало бы запрос на демократизм поддерживать и развивать, самоорганизации народа способствовать, потому что без "школы" участия в общественной жизни вопрос о социализме (не том социализме, который "всем одинаковую зарплату", а настоящем) поставлен быть не может.
И именно на волне этого запроса на демократизм всемерно продвигать протестующим мысль, что если вы не хотите, чтоб новый кандидат в президенты повёл себя также, как старый, т.е. превратился бы в диктатора, который воспринимает страну как кормушку для своих приближенных, вам необходимо будет обеспечить действительное народовластие, т.е. реальную работу выборных органов, развитие местного самоуправления, кооперации и прочих инициатив. Да, любая демократия будет ограничена властью "денежных мешков", избиратель с миллиардом долларов не равен избирателю с тысячей рублей. Но именно сейчас, когда в народе Беларуси возник сильный запрос на гражданственность, надо не давить этот запрос, а развивать и использовать, чтобы в новой Беларуси было как можно больше препон диктату крупного капитала.