vas_s_al (vas_s_al) wrote,
vas_s_al
vas_s_al

Categories:

Мои комментарии на видео Crimsonalter: СССР убили печатным станком

Что-то в последнее время у меня расцвет жанра критических обзоров по заявкам.

Считаю, что у автора получилось действительно хорошее пропагандистское видео. Хорошее. Пропагандистское. Его слабости вытекают из его сильных сторон, поэтому сначала остановлюсь на том, что считаю сильными сторонами.

 

 


Автор для дискуссии о современной монетарной политике использует парадоксальный аргумент – апелляцию к опыту СССР, где вроде бы всё это уже пробовали, и не получилось. Я считаю, что это очень сильный и грамотный приём, так как Глазьев сотоварищи работают с условно «левой» частью электората, для которых лучшим аргументом действительно является апелляция «а вот при Сталине...».

Это очень удручает меня, но если работаешь на результат, стратегия «а при Сталине так не делали» оказывается лучшей по сравнению с попытками разбирать доводы членов Столыпинского клуба и сторонников Глазьева.

Я вообще думаю, что в будущем набор принципов для нового социализма придётся называть «Сталинскими», т.к. «дедушка умер, ему всё равно», а народу хорошо зайдёт. В каком-то смысле неважно, что делал Сталин на самом деле, если куча народу верит, что он делал то-то и то-то и работает именно по этим рецептам.

Слабость видео проистекает из его силы: оно построено на аналогии, что в СССР делали всё то же самое в тех же условиях ради тех же целей. Как следствие, оно принципиально игнорирует различия, которые вообще-то довольно существенны.

Полагаю, следует сначала обозначить разницу между ситуацией в СССР и в современной России, а потом добавить контекста к ситуации в СССР, т.к. о многом автор умолчал (именно ради стройности основной мысли).

Вообще его видео – хороший пример «однониточной теории», от которых меня предостерегал Володя Фридман. Однониточные теории – теории вида «одно следствие – одна причина», которые предлагают единственное объяснение некоего комплексного явления, у которого на поверку оказывается несколько причин, взаимосвязанных друг с другом. Однониточные теории популярны именно в силу простоты: мозгу совсем не нужно напрягаться, чтобы их освоить. Поэтому в пропаганде их надо насаждать, а в изучении – развенчивать.

Так вот, о различиях России и СССР. Первым делом, конечно, экономика. Там – плановая (хоть и с оговорками), тут – рыночная (тоже с оговорками). Это, в числе прочего, означает совершенно разную роль денег. Коссов мне рассказывал, что он, работая в сводном отделе Госплана, финансовыми вопросами вообще не занимался и с финансистами не сталкивался. Планировали капвложения в деньгах, но подразумевали конкретный отпуск стройматериалов в натуре, конкретные марки станков, которые должны будут быть произведены на конкретных заводах и т.п. Отсюда отчасти более «лёгкое» отношение к финансам: отсутствие денег на счетах предприятия не означало, что оно остановится, а избыток не означал, что оно сейчас отрастит себе новые производственные цеха. Разумеется, это означало низкую кредитную дисциплину: предприятие понимало, что если оно не вернёт кредит, спросят гораздо менее строго, чем если оно не даст план. Лимитирующим фактором регулярно становилась нехватка материальных ресурсов: проката, топлива, цемента и т.п., но не нехватка денежных средств. Именно поэтому, если бы Crimsonalter зачитывал бы упоминавшиеся документы целиком, он бы сказал публике, что основным рецептом тогда советские экономисты предлагали не сокращение кредитования (наоборот, говорилось что кредиты - лучше чем прямое бюджетное финансирование, т.к. кредит хотя бы теоретически надо возвращать), а сокращение количества одновременно выполняемых строек и реализуемых социально-экономических программ.

В России ситуации, когда стройка стоит по причине того, что во всей стране нет для неё стройматериалов, случаются на порядок реже. Рынок как раз предполагает излишек товара по сравнению с платежеспособным спросом (то самое «в магазинах всё есть, да купить не на что»).

Второй аспект вытекает из первого: в СССР финансы выделялись конкретным предприятиям. Если госбанк увеличивает кредитование, то эти деньги точно поступают на счета тех, под кого его увеличили.

У нас же сейчас мало того, чтобы увеличилось денежное предложение. Надо, чтобы кто-то ещё согласился взять кредит на новых льготных условиях. Проще говоря, если я точно знаю, что мой бизнес у меня отберут, я не буду брать кредиты ни под 21% годовых, ни под 1% годовых. Т.е. начинают вмешиваться вещи типа пресловутого «инвестиционного климата». Мы должны сначала залить экономику деньгами, а потом надеяться, что это сработает, и их потратят именно на развитие производства, причём хорошего, правильного производства.

Теперь перейдём непосредственно к советскому контексту. При том, что в видео цитировались реальные документы, и явления типа использования вкладов населения на кредитование предприятий имели место, сами советские управленцы никогда, насколько мне известно, не заявляли, что они таким образом пытаются монетарно стимулировать рост.

Ситуация была частным случаем половинчатой «косыгинской» реформы, которая предполагала накопление у предприятий достаточного объема финансовых ресурсов, чтобы те самостоятельно осуществляли капитальные вложения, а не ходили за ними каждый раз в бюджет. Это, очевидно, подразумевало рынок средств производства, чтоб на деньги на счетах предприятий можно было купить нужное оборудование, но он создан не был. Предприятия стали лежащие без дела средства всеми правдами и неправдами пускать на зарплату сотрудникам, из-за чего рост зарплаты стал опережать рост товарооборота, что действительно приводило во всё больших размерах к дефицитам и скрытой инфляции. Когда купить нужных вещей не удавалось, люди поневоле клали деньги на сберкнижки, и эти-то средства потом и использовались для кредитования предприятий. Одновременно, поскольку предприятиям не хватало материалов для завершения строительства в срок, множились недострои и долгострои. Как сейчас любой предприниматель уверен, что уж он-то точно не прогорит, так тогда любой хозяйственник считал, что главное – начать стройку, потом как-нибудь достроим. С недостроенных, но включенных в пятилетний план предприятий государство, разумеется, не получало уже запланированных поступлений в бюджет, и возникал тот самый порочный круг, когда вместо нормальных бюджетных доходов расходы финансировались вкладами населения по принципу «людям всё равно купить нечего – денег со сберкнижек не снимут».

Т.е. при наличии весьма существенных проблем их причина на мой взгляд была всё же не в «монетарной» накачке. В позднесоветской экономике иметь деньги – это было только полдела. Надо было их ещё отоварить.

Монетарная накачка использовалась в первую пятилетку, и действительно в совокупности с другими мероприятиями дала желаемый результат. Этими "другими мероприятиями" стали:

  • коллективизация крестьянства, которая в числе прочего означала сворачивание рыночных отношений по предмету закупки еды для горожан;
  • введение карточной системы (по причине той самой инфляции, которой якобы можно избежать);
  • снижение жизненного уровня населения, (по вышеуказанным причинам, а также из-за того, что какое-то время надо было работать на объектах, которые пока что не дают отдачи (ибо не достроены)
  • собственно плановая экономика с ручным управлением, в которой движение денежных средств лишь отражает движение материальных ценностей, но не определяет его
  • идеологическая накачка населения, чтобы оно согласилось потерпеть. 

Сейчас об этих слагаемых успеха как-то забывают.

Этими неточностями можно было бы пренебречь ради пользы дела, так как мне тоже давно надоели рецепты спасения экономики по принципу «напечатать и раздать», если бы где-то ближе к концу видео уважаемый Crimsonalter, очевидно, в полемическом задоре не обронил что-то вроде того, что к 1975 году экономику уже было не спасти, и поэтому не надо валить всё на Горбачёва, Ельцина и Гайдара.

Извините, конечно, но несбалансированность в 1975 году и несбалансированность, которую устроили антиалкогольной кампанией, законами о госпредприятии и кооперативах, перетягиванием предприятий из союзного подчинения в республиканское и отменом госмонополии на ВЭД – это «две большие разницы».

 

Тех, кто все-таки хочет почитать аргументы противников перехода к нулевым процентным ставкам, я отсылаю к статье А. Кудрина, Е. Горюнова, П. Трунина «Стимулирующая денежно-кредитная политика: мифы и реальность» в пятом номере «Вопросов экономики» за 2017 год (доступна по ссылке yadi.sk/i/Lgw3ksDEiUn6cA).

Интересно, что Кудрин тоже прибегает к аналогиям, правда указывает не на СССР, а на Беларусь, которая в 2010-2015 гг. попробовала применить Глазьевские рецепты.

This entry was originally posted at https://vas-s-al.dreamwidth.org/854527.html. Please comment there using OpenID.
Tags: экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 58 comments